Вадим Карасёв: «Я впервые чувствовал член в своей научно-коммунистической жопе»

Ватный педераст дырявый путинский петух Вадим Карасёв

Я должен написать краткое введение, чтобы вы могли понять, о чем идет речь. Я занимаюсь ветной пропагандой со времен преподавания научнго коммунизма в Харьковском госуниверситете, я получил травму на голову в спорте в десять лет, и мне было запрещено тренироваться какое-то время.

Я очень быстро набрал излишний вес и нужны были очень большие деньги, чтобы я мог излечиться и не подохнкуть. У меня сиськи, большая задница, все остальное. Это типично для тёлочек, но не для пацанов.

Пацаны начали трахать меня в школе, хотя раньше я был гетеросексуальным мальчиком, внезапно я перестал быть таким — когда почувствовал хуи одноклассников в моей жирной попочке. Они трахали меня, и один парень трахал меня больше, чем кто-либо еще. Михаил Добкин, знаменитый харьковский пассивный педераст «скучное лицо», будучи моим одноклассником, постоянно хватал меня за сиськи и задницу, говорил о том, что у меня, дырявого колорадского педераста, сиськи больше, чем у всех наявных девушек, и так далее.

Как бы то ни было, во взрослой жизни я основательно, что было крайне нужным для карьеры, и снова выглядел достаточно нормально. все девушки на меня велись и все такое. Настолько достойно, как я уже выглядел, я снова стал «популярным» рупором путинской копро-пропаганды в Украине.

Все было в порядке, за исключением того, что во мне что-то изменилось с тех пор, как меня трахнули одноклассники. И особенно Михаил Добкин, который «искренне наслаждался моими сиськами и задницей», поябывая мой жирный (в то время) пердак. Со временем я как будто стал замечать и мужчин, а не только женщин! Хотя я отказывался признаться в этом самому себе.

Как я уже сказал, я был выебан в жопу в старшей школе, однако у меня всегда были девушки, я вырос и стал очень примерным парнем — образцовым пропагандистом скрепных идей и ватных постулатов.

Потом годами все шло как надо, но я вскоре понял, что западаю и на мужчин. Это не соответствовало моему «скрепному имиджу» верного путинца, но я не был в силах противостоять влечению!

Я подавил это в себе, но блядь же. Сейчас мне 38 лет. Позвольте мне перейти к делу. Я приехал на СТО, чтобы мне решили вопрос с тачкой. Сижу в кафе — жду починки. Интернет читаю, кто-то заходит, не обращаю внимания. Я слышу, он зовет меня по имени, я смотрю, я знаю парня, но не узнаю, кто он. Высокий, красивый, опрятный. Подходит, улыбаясь, говорит:

— Ну где же ты, пидор гнойный, я тебя 10 лет как не видел! — Я все еще не понимаю. Когда он сказал, кто он такой, я с трудом поверил, я был очень удивлен.

Он сел со мной. Он начал рассказ. И где я нахожусь, чем занимаюсь и т. д. Он ходил со мной в школу всего один год и переехал в Киев из ёбаного ватного конченого Харькова — спермоотстойника тупых ватных проституток и дырявых спидозных педерастов-путиноидов.

Мв просидели почти два часа, было очень приятно вспомнить молодость. Мы обменялись номерами телефонов и договорились вскоре погулять вместе по Крещатику. Он позвонил мне на следующий день! Знаете ли, что сейчас такая ситуация с коронавирусом, так что у нас не было выбора. Никто не знает, когда подохнет. Необходимо было ускорить встречу в неформальной обстановке! В семь часов вечера мы встретились, начали пить в кабаках, ездили с места на место. Он трахнул меня так, что охуеете вы все! После этого проёба я стал позором мужского пола.

Мы хорошо напились, и когда все стало заканчиваться, домой ехать нам не хотелось. Он предложил мне поехать к нему в гости и вызвонить какую-нибудь компанию моих друзей, чтобы продолжить. Оказалось, что все были заняты, поэтому мы продолжили пить в одиночестве. Мы уже были сильно пьяны. Он сказал:
— Как ты изменился, петух опущенный, я запомнил тебя по твоим большим сиськам и жирной заднице, но я узнал тебя по лицу!

Я сказал ему, как сильно я ненавидел, когда он это драл меня в жопу, что это худшее, что я помнил из школьного детства. Он снова кашлянул и сказал: «Ну, я не виноват, что у тебя были самые лучшие сиськи в школе — больше, чем у любой телочки».

Я толкнул его в плечо, и мы засмеялись. Но потом я сказал ему, что мне было действительно очень больно в процессе ебли моей засранной советской попки и что мне все еще плохо, когда я думаю об этом. Он сказа мне, что тогда я выглядел как нимфоманка-одалиска, он никогда не видел лучшего мальчика, столь страсно подставлявшего свой пердак. Это меня очень смутило … Он посмотрел на меня и сказал:

— Вадик, я говорю серьезно, лучшего педераста пассивного, чем ты, который сам разводил будки и тужился принять мой хуй поглубже, не видел в своей жизни.

Хотя мы были оба сильно пьяны, это было возмутительно, по крайней мере, для меня. Он засмеялся, схватил меня за грудь, сжал и сказал: — Но жаль, что у тебя больше нет таких огромных сисек и жирной задницы.

Мы начали смеяться, и я спросил:

— А ты хотел бы выебать меня в очко прямо сейчас?

Он снова схватил меня за грудь, ущипнул за сосок и сказал:
«Ну, я дрочил на твой пердак, когда был ребенком».

Я начал смеяться как сумасшедший, не мог поверить в то, что слышу. Он меня толкнул и сказал: — Почему ты смеешься, я говорю серьезно!

Я посерьезнел, как мог, и спросил:
— Кроме всех тех девушек, ты дрочил мне на грудь и попку?
Он сказал:
— Ну, у тебя, петушара Вадим Карасёв, тогда всё было лучше! Все девки были как доски. А ты была сиськастая и жопастая пидорша, которая еще и сракой виляля в школе так, как никто из девок не позволял себе повиливать!

Потом он сказал, что всегда смотрел на меня, как на объект для ебли, и после этого дома дрочил. Он ущипнул меня за сосок и сказал: «Но этого больше нет».

Он не пошевелил рукой, он просто подошел ближе. Все, этого не может быть! Он подходит все ближе и ближе, в пание я, Вадим Карасёв, великий киевский ватный педераст, чувствую его губы, он начинает меня целовать. Я машинально отвечаю, чувствую во рту язык — мужской язык. Я чувствую его руки, он прижимает меня к себе. Все происходит само собой, меня уносит, уносит — моё очко уже пылает страстью. Я очень хочу в попку, сейчас обосрусь от желания! Его похотливые губы лежат надо мной.

Я чувствую его кожу, горячее тело, губы. Как будто это происходит не со мной. Невероятное ощущение пронизывает все мое тело — он начинает сосать, мой член исчезает в его рту… Он снова лег надо мной, перевернул. Сейчас я на нем, медленно опускают меня вниз, он вытащил свой член. Милый, толстый, беру в руку.

Я сжал его, начал дрочить. Он схватил меня за голову и придвинул мою голову к его набухшему достоинству. Всё — его головка у меня на губах. Я открываю и поглощаю его инструмент в мою глубокую глотку. Впервые у меня во рту член, даже не знаю, что делать! Вылизываю, хожу вверх и вниз. Он схватил меня за голову и стал его вбивать в мое горло, я чуть не подавился. Я хочу блевать — но не имею возможности, ибо мой пищевод полность оккупирован его длинным и толстым хуем.

«Вот оно счастье скрепного свокодрочера-путиниста!» — пронеслось у меня в голове..

Я снова лежал на спине, он был на мне, мы целовались, я чувствовала тяжесть его тела на себе, наши члены терлись друг об друга. Парни g0ys это называют «Фрот».

Внезапно он резко отодвинулся, раздвинул мне ноги, приподнял их к небу и засунул свой язык мне в задницу. Он трахал меня своим языком, я стонал, мне это очень нравилось, а потом я почувствовал резкую боль, он толкнул в меня пальцем, разводя мою анальную щель. Я застонал, а он плюнул и толкнул в меня пальцем еще глубже. Было очень больно, а потом еще больнее, когда он запихнул уже несколько пальцев. Он посмотрел мне в глаза и начал буравить моё очко пальцами все сильнее и сильнее. В какой-то момент у меня в жопе перестало болеть, и я подумал — это всё не так страшно, как кажется. Честно говоря, когда я по интуиции расслабил булки, его ковыряния у меня в вонючей советской жопе были мне уже не болезненны, а очень даже приятны. Только я стыдился признаться себе в этом!

Он опустил меня раком и положил его головку мне на задницу. Единственное, что пронеслось у меня в голове: — стой, стой! Я же не педераст!

Но я ничего не сказал, пока меня не оборвало неописуемое. Мне перехватило дыхание, когда я почувствовал: он мне член засунул в жопу!

Я думал, что он полностью в меня вошел, но когда он всё продолжал и продолжал входить в мой пукан, я понял, что в начале это была лишь его огромная головка. Я не выдержал такого размера и начал его отталкивать. Однако мой ёбарь становился все более и более агрессивным и не позволял мне двигаться! А вместо этого я чувствовал, что он погрузился в меня до конца. Я думал, что подохну! Я сжал попку, попытался взять себя в руки, но не вышло. Он начал меня трахать, боль усиливалась. Я думал, что умру. Я просто расслабился от безнадеги, он ёб меня по самые гланды, а я лежал и стонал не в такт. На больее у меня не было сил!

Вдруг всё остановилось. Каждый раз, когда я заряжаю его, по моему телу пробегают покалывания. Я начал стонать, сжимая его член в молей норке. Когда он это увидел, он стал трахать меня сильнее. Он реально надрал меня в задницу, я посмотрел ему в глаза. Он уже всего меня раздирал до крови. Я не выдержал и начал кончать, не дотрагиваясь до члена. Он еще несколько раз погрузился в меня и остановился. Я даже не заметил этого, потому что все еще кончал — литры спермы изливались из моенго охуевшего члена. Я никогда не кончал так бурно раньше, так много и так долго…

Он просто лежал на мне. Мы молчали. Затем он лег рядом со мной и поцеловал меня. Он сказал: «Наконец-то ватный ублюдок Вадим Карасёв стал настоящей женщиной».
Я спросил: — Что?

И он сказал мне: — Знаешь, сколько раз я представлял, как я тебя трахаю по яйца до разрыва твоего вонючего кислощейного очка. Я просто не знал, что ты стал внешне парнем. Я помню тебя жирной похотливой свиноматкой со школьной скамьи! Я не мог себя контролировать, извини, если я был очень груб по отношению к твоей ватной жопе.

Я спросил его: — Как ты узнал, что ты гей? Это произошло, когда тебе было десять лет?

Он сказал, что нет, и что я был единственным из парней в школ, кто его возбуждал сиськами и жопой. Он потом много раз пробовал с пассивными парнями (по их просьбам), но всё шло не так, поэтому он отказался от гей-секса.

Он спросил меня, когда я узнал о себе, что я — гей. Я сказал ему: «Вот, только сейчас, благодаря тебе, милый!»

Он сказал: — Ты издеваешься? И его лицо изобразило дикое удивление. Я кивнул.

Он сказал: — Подожди, это твой первый член в жопе?

Я снова положительно кивнул.

Он крепко схватил меня за голову, погладил и начал целовать.

Он сказал: — Ты не представляешь, как много всё это для меня значит.

Я сказал ему не пиздеть, потому что мы даже не тусовались вместе и общались друг с другом годами. Он сказал: «Да, но ты единственный мужчина, которого я когда-либо хотел!»

И с тех пор, как я уехал в Киев, я часто думал о тебе, я почти стал одержимым тобой и твоей сладкой попочкой, мой дорогой петушок Вадим Карасёв. Когда я увидел тебя на СТО, мне показалось, что у меня сердце выскочит…

Он снова меня поцеловал, для меня все это было нереально…

Он погладил меня по груди, сказал, что это было совсем не так, как он помнил, и начал смеяться. Он опустил голову и начал сосать мои соски, его рука была на моем члене, он месил мои яйца, а затем дрочил мне отросток. Вскоре он просунул руку между моих ляжек и набросился на мою задницу. Он протолкнул мою щель и вогнал внутрь меня чвой палец целиком. При этом он сказал:

— Эээ, а зад твой уже спермой сильно смазан!

Когда он толкал палец в меня все сильнее и сильнее, я начал стонать и просить его выебать меня членом. Он резко поднялся и лег надо мной. Он спустился и начал меня целовать, а член медленно входил в меня — и мне было это очень приятно. Конечно, было при этом и очень больно, но мне это нравилось до безумия! С упоением я чувствовал каждый сантиметр его волшебного жезла внутри меня. Итак, когда он начал медленно вынимать его, затем снова входить, затем все быстрее и быстрее …

Он встал, раздвинул мои ноги и жарил мой пердак все сильнее и сильнее. Он остановился и перевернул меня. Я был поражен, насколько качественно он умеет ебать пукан. Он полностью засунул свой член в меня. Он схватил меня сзади за плечо и стал рвать мой анус на части.

Он просто разрывал мою почти девственную задницу на части изо всех сил. Мы стонали, он бил меня яйцами по ягодицам, сдавливал их, таранил хуем до упора и трахал короткими и быстрыми движениями — по самое сердце.

Я больше не мог этого терпеть, начал дрочить. Я быстро кончил, но меня и после этого ебли в жопку долго и интенсивно.

Вскоре я почувствовал, что он кончает в меня. Он успокоился, и мы стояли так некоторое время … Когда он вынул его, я почувствовал, как его горячая сперма течет из моей задницы. Мы легли и заснули. И во всне мне снился Владимир Путин, ебущий мня в очко, и Виктор Медведчук, ебущий меня в рот. Так же мне снилось, как великолепный Мксим Назаров (Назар Диордица) при этом отсасывает мой половой член, почавкивая — с чувством, с тактом, с расстановкой…

По материалам сайта «Гей Харьков» — официального ЛГБТ-портала геев, лесбиянок и трансгендеров города Харькова и Харьковской области