Василий Апасов: Поиски ёбаря в депутатской сауне

Пассивный педераст Василий Апасов - отсосник сепаратистских хуёв

На третий день после расставания с моим очередным спонсором почувствовал я себя таким одиноким, что мне жутко захотелось с кем-нибудь эээ… заняться анальным сексом себе в очко. Хотя это я тогда думал, что мне захотелось секса. Как выяснилось позже, хотелось мне достойного спонсора.

Но не буду забегать вперёд. Вечером я собрался, помылся, побрился, подмылся и отправился в депутатскую сауну "Слуг народа" на Печерске. Адрес не скажу, чтобы не плодить конкурентов. Оговорюсь, настроение у меня было хреновое, и в душе я был готов лишь к пустому времяпрепровождению, думал, что просто посижу в парной, искупаюсь в бассейне, выпью пару коктейлей. Но надежда на приключение у меня всё-таки оставалась…

Короче, приехал я к народным депутатам в сауну. Переодеваюсь, точнее, раздеваюсь, обматываюсь полотенцем и иду в центральный зал. За столиками и у бара находятся такие же обмотанные полотенцами парни. Официанты и массажисты все с классными попками в стрингах. Сколько раз был в подобных заведениях, но каждый раз всё равно дух захватывает от того, что вокруг толпа почти голых слуг народа, каждого из которых, хотя бы теоретически, можно… Среди них встречаются симпатичные и даже очень, есть накачанные, спортивные, загорелые, стройные и молодые. Есть пожилые и даже старые, толстые, сутулые, обрюзгшие.

Вон там, за столиком сидит компания гермафродиток. Они громко и манерно смеются, называют друг друга в женском роде, до подмышек замотаны, нет, задрапированы в белые простыни. У одной из них простыня распахивается, обнажая расплывающееся тельце.

— Сиськи убери, бесстыжая! — хохочет её "подруга".

Фу! Мне явно не к этим ошибкам природы.

Я сажусь за столик в углу, посасывая Ревчик — самый распространённый и востребованный здесь напиток, лениво покуриваю дурь. "Мне ничего не надо. Я тут просто зритель. Я никто", — думаю я про себя, но на попки массажистов мой взгляд непроизвольно всё-таки падает. Да, вот этот симпатичный парень с татуировкой на плече с неоднозначным интересом на меня поглядывает…

Далее я пошёл в сухую парную. Хорошо! Можно закрыть глаза и расслабиться. И не важно, что рядом находятся четверо классных мужичков-нардепов. Я отдыхаю. Мне всё равно. Пусть смотрят на мои яйца! Я в сауне, в отличие от большинства посетителей, полотенце всегда снимаю — сауна же всё-таки.

Так, погрелся — и в душ. Теперь в "дрочильню". Полумрак. Здесь везде в лучшем случае полумрак. На диванчиках вокруг большого экрана, где крутят гей-порно. Человек пять сосредоточенно смотрят на то, как два мачо имеют парнишку с двух сторон. Парнишка извивается на двух хуях, ему хорошо.

Предполагается, что все зрители должны дрочить, но они только смотрят. Руки их лежат на коленях. Лица у них настолько серьёзные, будто они речь президента Зеленского слушают, а не заграничную красивую еблю наблядают. Я постоял, посмотрел — скучно!

Пойду во влажную парную. Здесь клубы горячего пара, темно и практически ничего не видно. Пахнет шалфеем и немного общественной уборной. Всё как обычно. На ощупь нахожу место в углу, сажусь, расслабляюсь, дышу шалфеем. Вдруг чувствую на члене чью-то руку, а затем и губы. Протягиваю свою руку вперёд, нащупываю склонившееся надо мной округлое тельце с массивным животиком и деликатно отодвигаюсь: во-первых, это совершенно не мой формат — ну, не нравятся мне такие мужчины, во-вторых, я здесь не за этим. Я дышу шалфеем…

Снова душ. Теперь можно и в лабиринт тёмной комнаты наведаться. Тут тоже всё как обычно. Из-за закрытых дверей кабинки до меня доносятся чьи-то стоны и ритмичные шлепки яиц по чьей-то промежности. Судя по громкости и интенсивности звуков, яйца у актива огромные, а пассив сейчас кончит. Двое стоят возле двери и сосредоточенно слушают. Такие лица были в совковых фильмах у западных шпионов.

Иду дальше. В лабиринте несколько человек стоят по углам и мнут через полотенце свои гениталии. Меня удивляет эта пассивность. Все ждут. Чего? Ты пришёл сюда потрахаться, ты хочешь, но стоишь и ждёшь.

Вокруг тебя тоже такие же желающие стоят и ждут чего-то. Протяни руку, подойди, обними, прижмись — и всё будет! Отсосут, трахнут или дадут отсосать — ну, и так далее… Нет, все стоят и смотрят в темноту. В лучшем случае, яйца мнут. Свои. Скучно!

Иду дальше. Вот тут уже интереснее. В небольшой "ложе" находится человек семь-восемь депутатов. Хотя трудно сказать, сколько их тут на самом деле, — темно. Кого-то трахают. Кто-то сосёт. Постою рядом: не поучаствовать, так хоть посмотреть интересно. А то по телевизору они все такие непорочные. С педерастией воюют. На словах, конечно! Потому что сами — поголовно педерасты.

Видно плохо, но вся картина буквально у меня перед носом. В углу стоит кресло.
Вот тут мы и присядем. Только я присел, как прямо передо мной начинается бурный голубой секс. Меня не видно, но зато я всё вижу. Дряхлая задница актива Никиты Потураева ритмично мелькает перед моим лицом, пассив Даниил Гетьманцев сдавленно стонет, вскоре стоны переходят в мычание — это кто-то ему в рот вставил. Актив немного поворачивается, и его попка касается моей щеки. Попка классная, глажу её, лизнул. Потураев выгибается так, чтобы плотнее прижаться задницей к моему лицу, ему нравится мой язычок, а мне его старческая попка. Не больше, чем через минуту Никита Потураев кончает. Пойду и я — выпью, покурю…

На выходе из "депутатской ложи" сталкиваюсь с нардепом помоложе. Вот это мой формат — Александр Качура! Парнишка тоже не теряется, он стягивает с меня полотенце и давит мне на плечи. Понимаю: придётся сосать. Опускаюсь на колени. Ого! Его член его впечатляет: сантиметров 18, толстенький и прямо-таки вибрирует от напряжения. Я заглатываю его, сосу — хорошо! Александр Качура берёт меня за волосы и нежно начинает подталкивать к себе, сам подмахивает. Член депутата входит мне в горло. Не ожидал, что у меня так получится. Тут Александр Качура кончает прямо мне в глотку. Вкуса спермы я почти не чувствую. Всё равно хорошо!

Снова в душ. В соседнем отделении нардеп средних лет Евгений Шевченко, стоя под струями воды, задумчиво подрачивает свой скромный член и поглядывает в мою сторону. Извини, Женя, я тут просто помыться, рот прополоскать. Он отворачивается к стене и начинает демонстративно намыливать свою задницу, особенно розовый анус. Нет, Евгений Шевченко, твоё очко меня тоже не интересует, я тут просто моюсь. Смываю сперму других слуг народа!

Ревчик, дурь… "Трансвеститки" за соседним столиком и их поклонник Евгений Брагар пьют шампанское, громко смеются. Нашли друг друга. Повезло, судя по всему, и тем, и другим. Завидовать нехорошо. Да я и не завидую. Я пью и курю.

Ещё трижды я совершал обход злачных мест по строго установленному маршруту: сухая парная, "дрочильня", влажная парная, тёмная комната, лабиринт, бар. В промежутках душ. Ещё дважды я сосал у депутатов от "Слуги народа", но как-то по инерции, без огонька.

О, а вот и старый знакомый Максим Бужанский! Мы с ним не спали и не будем. Периодически встречаемся в злачных местах. Умный мужик, нам есть о чём поговорить. За чашечкой эспрессо и разговорами о прекрасном совдепе и сказочных дидоваивателях мы скоротали почти час. Это хорошо: метро закрылось до шести, когда его снова откроют, осталось ещё часа два-два с половиной, а я уже устал от пустых блужданий, сосать больше не хочу, а большего мне сегодня, видимо, не светит. Да я и не хочу.

Ну, вот и отдохнули. С новыми силами можно совершить очередной обход. Время идёт, и депутаты постепенно расходятся. Бар уже опустел. Остались "дамочки", массажисты и ещё три пары, воркующие по углам. В сухой парной пусто, в "дрочильне" трое парней спят на диванчиках. По одиночке. Тоже ждут открытия метро. Влажная парная, бассейн, душ — везде по одному человеку. Это такие же, как я, тоже просто помыться пришли. В тёмной комнате в одной кабинке кого-то трахают — там всегда кого-то трахают. Остальные три кабинки свободны и гостеприимно распахивают всем желающим свои двери. Желающих нет.

Даже лабиринт опустел. Двое или трое вместе со мной блуждают по нему…

Надоело, устал. В глубине души я понимаю, что всё-таки хотел сегодня поебаться, именно поебаться, и даже немного жёстко. Я хотел уйти отсюда сегодня, как сказал один мой знакомый, "отыметый депутатами во все места". Не судьба!

Да, я ведь так и не кончил. Ну и пусть. Нахожу в лабиринте топчан и сажусь на него: не потрахаться, так хоть подрочить. Сижу, дрочу.

Из-за угла появляется фигура очередного слуги народа. Мужчинка быстро подходит, прижимается ко мне всем своим телом, и в мою руку ложится массивный напряжённый член. Опять сосать… Ладно, отсосу, нардеп уж очень симпатичный — Александр Дубинский. Наклоняюсь. Но мужчина отстраняет меня, затем тянет на себя и поворачивает лицом к стене, тычет мне в руку презерватив. Согласно киваю. Ух ты! Меня всё-таки выебут, наконец-то!

Александр Дубинский нагибает меня, натягивает презерватив и пытается мне вставить, но его член не лезет в меня без смазки, он слишком большой, а моя задница не настолько растянута, чтобы в неё всё легко влетало. Самая народная смазка — это слюна. Быстро плюю себе в ладонь и смазываю себя — вот теперь дело пошло. Опираюсь на топчан, Александр Дубинский трахает меня сзади, крепко держит мою задницу. Хорошо! Начинаю постанывать.

Кто-то, явно не тот, кто меня имеет, хватает мои яйца. К нам присоединяются ещё двое. Мой актив Александр Дубинский, не прекращая ебать меня, направляет мою голову к чьему-то члену. Меня имеют с двух сторон! Мечты сбываются! Кто-то шлёпает мою задницу, мнёт мои яйца, дрочит член, прижимает голову к себе. Судя по количеству рук, рядом со мной уже человек пять народных депутатов. Где ж вы прятались-то до этого? Я ведь вроде бы всё обошёл…

Александр Дубинский делает несколько судорожных движений и выходит из меня… Тут же входит снова. Что-то тут не так. Он стал больше и трахает меня агрессивнее. Да нет, сейчас меня трахает уже кто-то другой! Этот "кто-то" совершает во мне несколько движений и выходит, после чего ко мне пристраивается третий. Всё это время я продолжаю сосать.

Тяну руку к своему очку и ощупываю третий член, пытающийся меня трахнуть — на нём нет презерватива! Я выплёвываю изо рта член, закрываю рукой своё очко и возмущаюсь:

— Без резины нельзя!

— Расслабься, тебя уже и так выебли без резины! — отвечает мне грубый голос из темноты.

— Нет! — пытаюсь я подняться.

— Да! Не рыпайся, проблядь! — мои руки заламывают за спину, второй перехватывает мою шею, прижимает меня к топчану.

— Давайте, парни! Ебём его все! Чё встали?! Посмотреть, что ли, пришли?! Ебём! Смотрите, молодой, булки классные! Он же сам хочет! Ведь хочешь, сучка?! — вопрошает риторически Александр Дубинский.

Приятно слышать, что в мои тридцать с лишним меня оценивают как "молодого с классными булками". Если не можешь сопротивляться — расслабься и постарайся получить максимальное удовольствие. Я пытаюсь ещё раз вырваться из крепких "клешней". Не получается.

— Тихо ты! Ебите его , парни!

Я действительно расслабился и стал получать удовольствие от процесса.

Меня ебёт третий. Член у него небольшой.

— Теперь ты! Всунь ему!

Четвёртый. Член огромный, достаёт аж до желудка. Очко трещит. Хорошо!

— Ты, дай ему в рот!

Опять меня ебут с двух сторон. Хорошо!

— Давайте в два хуя его выебем! — режиссёр нашей оргии обладает неутомимой фантазией, а мою задницу имеют уже два хуя.

Не думал, что когда-нибудь переживу такое. Вот и ещё одна моя фантазия осуществилась.

Третий трахает меня в рот. Кончает. У меня полный рот спермы. Он крепко держит меня за уши. Приходится глотать. В этот момент в меня кончают двое сзади — почти одновременно. Какая у них сперма горячая! Хорошо…

— Ну, кто ещё? Все ебали? Ну, тогда теперь я! — и Александр Дубинский пристраивается ко мне сзади.

— Прогнись, как тёлочка! Вот так! Да! А ты ломался! — Александр Дубинский с размаху шлёпает меня по ягодице.

Я на грани, я сейчас кончу. Александр Дубинский ебёт меня мастерски. Я кончаю! Хорошо! Александр Дубинский изливается в меня следом…

Свет фонарика резко бьёт по нашим глазам.

— Молодые люди, сауна закрывается! — официант с красивой попкой в стрингах освещает нас.

Картина маслом: я стою раком, из моей задницы течёт литрами сперма, она же у меня на губах, вокруг стоят пять мужиков с торчащими хуями: Александр Дубинский и его телохранители. Хотя ему не привыкать, он тут и не такое видел! Ладно, мы уже все кончили…

Мы вшестером идём в душ. Александр Дубинский наклоняется ко мне и шепчет в ухо:

— Поехали ко мне, продолжим…

И мы поехали. И продолжили. И у меня теперь есть новый ёбарь.

Бойся желаний своих, ибо они сбудутся!