Жестокое порево в Днепропетровске — II

Жестокое гей порево в Днепропетровске 2

Так вот, в чате я знакомлюсь с парнем, которому оказывается 19 лет, и как я вскоре догадался, это оказывается именно тот пидарасик, который сидит со мной в одном кафе. Подойдя к нему, я увидел его явное смущение, но и я и он явно знали, чего хотели. Протянув ему правую руку и слегка улыбнувшись, я сказал:

— Здорово, задрот! Меня зовут Дима.

— А меня Сергей, – скромно ответила эта смазливая педовка, но его скромность меня всё больше заводила.

Я предложил ему выйти и прогуляться по центру, дабы пообщаться и разглядеть его как следует. Это был мальчишка на вид лет 18, мелированный, женоподобный, с вилявшими маятником бедрами, стиль одежды – люто педерастический, симпатичной дамской наружности, худощавый, среднего роста – эти все параметры мне очень нравились.

Наша беседа затянулась не более, чем на полчаса, и уже через 30 минут мы ехали в маршрутке на съёмную блатхату в частном секторе Мандрыковки, в которой я постоянно уединялся при необходимости и в которой уже всё давно было подготовлено для разнообразного и незабываемого секса.

С самого порога я властно его ухватил за нежную, и как мне хотелось верить, девственную попу. Его это явно возбудило, и он посмотрел на меня жалобным и вместе с тем возбуждённым взглядом. Пройдя в ванную комнату, мы умылись и пройдя на кухню, выпили литр водки за знакомство.

Допивая последний стакан «Хортицы», я жадно смотрел звериным взглядом в его глаза, я чувствовал себя хищным зверем, а педерастка вела себя как жертва, словно подыгрывая мне: он мялся, растеряно бегал глазами по окружающему пространству и то и дело скромничал.

О, как это меня заводило! Я встал и подошёл к нему, ухватив его за волосы рукой. Я резко откинул его голову немного назад, и сказал, смотря ему в глаза:

— Сука, теперь ты будешь моим членососм на этот вечер и ты будешь выполнять все мои желания, ты будешь моей сучкой, ты будешь жить только ради того, что бы мне было кайфово!

— Да, мой господин, я буду вашим рабом, я буду вам служить и подчиняться. – ответила пьяна педовка.
Затем я, не отпуская его, повёл за собой в комнату, где было уже всё приготовлено: горящие свечи, играющий Рамштейн, и белоснежная постель, а также… но об этом позже.

Я сказал:

— На колени, сука! Сосать, тварь тупая!

Раб мгновенно припал к моим ногам и начал расстёгивать мне ширинку на джинсах. Я ухватил этого подонка за голову и, оголив член, начал засаживать ему в рот. Мой твёрдый член проникал прямо ему в горло, я делал это ритмично, даже жёстко, я трахал его в педерастический ротик.

Он, в свою очередь, постоянно стонал от удовольствия и лихорадочно поглаживал меня по бёдрам и голеням. Я вводил в него член ритмичней и жёстче, при этом, сжимая рукой захват его волос, всё это делал грубо и резко.
Мой член налился кровью и был очень твёрдый и напряжённый; я смотрел на малолетку сверху вниз презрительным и вместе с тем, кровожадным взглядом. Я видел, как он получает массу удовольствия от такого грубого обращения с собой и в результате этого, он постепенно начал опускать свои руки к своему члену, т.к. предчувствовал достижения оргазма и хотел его приблизить.

Я быстро просёк всё это дело и с понимание того, что если эта тварь кончит, то потом я вряд ли смогу его использовать для достижения удовольствия. Как только его руки стали проникать к нему под трусы, я моментально уебал его по лицу кулаком и он, от шока немного отклонившись назад, со страхом и трепетом стал смотреть на меня; я мгновенно пихнул его ногой в грудь, что бы он до конца завалился на пол, а когда это произошло, я наступил ему одной ногой чуть ниже шеи и громко выкрикнул:

— Ах, ты ж мелкая тварь, ты посмел шевельнуться без моего указания?! Запомни, ублюдок, ты ничтожное существо, которое полностью мне повинуется и живёт исключительно с целью принесения мне удовольствия и обслуживания моих грязных и развратных желаний, ты моя шлюха!!! За каждое подобное неповиновение, ты будешь сурово наказан, ты будешь мучиться и просить меня о пощаде!